Ценителям эксклюзива / Карьера Титанов  
Пятый рейс
Тонкости дела
Стратегии и перспективы
Маркетинг эксклюзива
Юрисдикция
Ценителям эксклюзива
Гешефт
Карьера Титанов
Клуб Пенни-Сток
Денежные перцы
Сочный эксклюзив
Эпопея "наличных"
Анекдоты

    
      
Джон Пайерпонт Морган

Джон Пайерпонт Морган, некоронованный король Соединенных Штатов, умер 31 марта 1913 года. Мировая экономика потеряла банковского гения, противники монополий - излюбленный объект для нападок. На Нью-йоркской бирже началась легкая паника.

В ночь на тридцать первое семидесятипятилетний миллиардер попытался встать с кровати, твердя перепуганной сиделке, что ему нужно идти в школу. Его не стало в полдень следующего дня.

В детстве он был слабым и болезненным мальчиком - детектив Питер Фортескью, известный специалист по приватным расследованиям, подробно описал это в своих бумагах. Кожные болезни, воспаления легких, артрит, легкая эпилепсия - соседи говорили, что у маленького Джона дурная кровь, и это было чистой воды правдой.

Его отец - Джуниус начал с простой торговли, а к сорока годам обладал капиталом в несколько миллионов долларов и был компаньоном знаменитого миллионера Пибоди. Сына Морган-старший воспитывал железной рукой - наследник должен был превзойти отца. Он следил за тем, чтобы сын правильно выбирал себе друзей, частенько переводил его из школы в школу и не баловал душевным теплом - мальчику, по полгода проводившему в постели, отчаянно не хватало любви.

А Джон Пайерпонт Морган, несмотря на все эти обстоятельства, исхитрялся расти смышленым, веселым и бойким мальчишкой. Он никогда не делал уроков и, тем не менее, отлично учился, обожал животных и ужасно любил экскурсии в лес и в горы..

Родители отправили сына на Азорские острова после того, как у него обострилась ревматическая лихорадка. Джуниус Спенсер Морган решил, что южное солнце пойдет на пользу его отпрыску. На корабле мальчик ожил, а на Азорских островах просто расцвел. Джон съедал в день полтора десятка апельсинов и толстел так, что на нем не застегивались штаны. У него по-прежнему все время что-то болело, но он научился не обращать на это внимания.

Он переживал из-за того, что на лбу высыпали прыщи (сыпь будет мучить Моргана всю жизнь - судя по всему, болезнь была наследственной), и, тем не менее, волочился за всеми хорошенькими девушками в округе.

Вернувшись с Азорских островов, юный Джон Морган работал как вол, а через год его отправили в Швейцарию, где он должен был завершить образование.

Вскоре Джон Морган вернулся в Америку: началась война Севера и Юга, и для человека, знающего толк в коммерции, она могла обернуться золотым дождем. Грязь, кровь, марши и контрмарши: генерал Джексон гоняется за генералом Шерманом, генерал Грант теснит генерала Ли - а их солдатам нужны сапоги и винтовки, английским фабрикам, отрезанным от своих поставщиков-плантаторов флотом северян, необходим южный хлопок. Отец и сын Морганы проворачивают одну спекуляцию за другой; при этом Джон обнаруживает такой вкус к бизнесу и показывает такую деловую прыть, что Моргану-старшему иногда становится просто не по себе.

То, что спустя пару десятков лет сделает Джона Моргана самым известным Морганом на свете, проявляется уже сейчас: он холоден, расчетлив, безжалостен к конкурентам и компаньонам, к тому же склонен к чрезмерному риску. Джуниус брюзжит, жалуется на то, что перестает понимать сына, но остановить Джона Пайерпонта Моргана уже невозможно. Самая совершенная в мире машина по зарабатыванию денег начала набирать обороты - он получает по двадцать, сорок, сто тысяч долларов в год, и все, кто его знает, понимают, что это только начало.

Джон Морган на подъеме - и тут к нему приходит самая большая любовь его жизни. Амелия Стергис - Мими - была дочкой железнодорожного магната, она прекрасно пела, отлично шила, была хрупка, мила, безукоризненно воспитана и смотрела на мир большими удивленными голубыми глазами.

Дела шли. Морган занялся военными ссудами, которые были нужны федеральному правительству как воздух - он размещал американские займы в Лондоне и понемногу становился одним из главных специалистов в этом деле. Девушка, которую он любил, считалась одной из лучших партий в Нью-Йорке. И вдруг в его судьбе что-то надломилось.

Мими заболела: в ее доме все чаще звучало страшное слово "туберкулез"- в середине XIX века лечить его не умели. Отец посоветовал Джону расторгнуть помолвку, но тот и слушать об этом не хотел. Во время свадьбы Амелия, боясь упасть, опиралась на руку Джона, а весь следующий день пролежала в постели. Когда ей стало лучше, супруги отправились в свадебное путешествие. Парижские врачи подтвердили диагноз, и из Франции им пришлось отправиться в Алжир. Джон Морган забросил бизнес: он целыми днями просиживал около жены, утром на руках выносил ее к морю, вечерами пек для нее яблоки в камине. Все оказалось напрасным - его единственная любовь умерла.

После этого Морган кинулся в дела с новой силой. Он растолстел, помрачнел и работал круглые сутки - именно тогда сложился его особый деловой стиль, ужасавший и конкурентов, и друзей.

Он контролировал все и вся, не упускал ни одной детали, носил с собой дюжину записных книжек, а когда его бизнес так разросся, что один человек уже не мог за всем уследить, заменил блокноты на такое же количество помощников. Его агрессивная, напористая и колючая манера вести переговоры поражала воспитанных в добропорядочном викторианском духе партнеров. Морган занимался бизнесом так, как будто вел войну: он производил разведку, завязывал бой и добивал поверженного противника.. В конце XIX века Англия размещала в США займы на сотни миллионов долларов, и единственным посредником в этом деле выступал его банк.

Вскоре Морган стал банковским супермонополистом, затем - железнодорожным королем, а торговлю золотом и оружием он освоил еще в юности. Годы шли, он стал самым могущественным человеком страны: его власть и влияние были так велики, что Морган внушал соотечественникам то религиозное почтение, то мистический ужас.

Каждой весной Морган на три месяца уезжал в Европу: методично, так, как будто приводил в порядок молотилку или паровоз, он восстанавливал там свои нервы - и снова брался за работу. За девять месяцев Джон успевал сделать столько, сколько другим не удавалось и за двенадцать. Он зарабатывал огромные деньги и тратил их так, что его друзья-миллиардеры цепенели.

Он любил искусство и был без ума от женщин. В молодости Джон говорил, что жениться надо на тех, кто может родить и воспитать детей, к старости понял, что его привлекают дамы, в чьих жилах играет дорогое шампанское. Его любовницами становились самые красивые и стильные леди Нью-Йорка.

Морган часто отчаянно скучал: не любил очередную жену, не доверял любовницам, конкуренты внушали ему презрение, компаньоны вызывали тоску. Его успокаивало только искусство: Морган-старший, когда-то методично заставлявший сына ходить в английские и французские музеи, сумел привить ему любовь к прекрасному, и теперь он - самый богатый человек в мире! - мог сделать его своим.

Морган покупал все: Рубенса, Микеланджело, Тинторетто, Ватто, античный мрамор, бронзу эпохи Возрождения, манускрипты, гобелены, рыцарские доспехи, римские фрески, голландские гравюры, фарфор, майолику, драгоценное шитье.

Его доверенным лицом стала Белль да Коста Грин - блестяще образованная американка португальского происхождения. С годами мисс да Коста Грин стала лучшим библиотекарем в мире, тут на нее и вышел Морган, предложив пост хранителя своей знаменитой библиотеки-музея. Белль удалось завоевать его доверие. Она знала, каким должен быть занимающий такое положение миллиардер: под ее влиянием Морган стал крупнейшим благотворителем Америки.

Джон Пайерпонт Морган умер после того, как сенат США подверг его деятельность антимонопольному разбирательству. Неприятность была сравнительно небольшой, но он страшно разволновался, впал в депрессию. Стресс спровоцировал обострение одного из хронических заболеваний, и через несколько недель Моргана не стало.

В пересчете на современные цены он истратил на искусство около миллиарда долларов. Зато "Метрополитен-музей" получил огромное количество завещанных ему бесценных произведений искусства - Морган обогатил свою страну так, как это не удалось никому другому.

Банковский дом Моргана уцелел и продолжает пользоваться немалым влиянием в финансовом мире

Алексей Чупаррон,
журнал "Караван Историй
er
  © hautefinance
© design by: directdesign